Алтарь Мира.

tom

Мир на земле — недостижимый идеал. Судьба памятников архитектуры, возведенных в мечтах о нем, часто полна драматических событий. Как и жизнь тех, кто создает эти символы человеческих надежд. Алтарь Мира, сооруженный в 9 году до нашей эры, мог быть утрачен навсегда, если бы его случайно не обнаружили в XVI веке. Полностью он был воссоздан лишь в первой половине XX столетия. А в начале нового века здесь свершилась архитектурная революция: над памятником эпохи Августа было построено современное здание. Для римского общества, истерзанного гражданскими войнами, идея достижения мира обладала большой притягательностью. Со дня своего основания и до рождения Октавиана, храм Януса, который запирался, лишь когда Римское государство не вело никаких войн, был закрыт дважды. Народ жаждал мира. Дальновидный и хитроумный Август понимал это лучше, чем кто-либо другой.

И потому воспользовался ситуацией… В своем политическом завещании под названием «Деяния божественного Августа» он особо подчеркивал: «При мне… сенат трижды постановлял запереть храм Януса-Квирина…». Но людская память недолговечна. И значит, нужно было создать нечто, постоянно напоминающее жителям Вечного города о том, кому они обязаны долгожданным спокойствием. Лучше всего этой цели служили памятники монументальной пропаганды, поэтому в 13 году до нашей эры, после благополучного завершения похода Августа в Испанию и Галлию, было принято решение о возведении Алтаря Мира.Это сооружение представляло собой беломраморный шестиметровый куб, ограждавший жертвенник. К нему вели широкие ступени лестницы. Но времена, когда городские магистраты и жрецы, которых Римский сенат обязал совершать здесь ежегодные церемонии, канули в Лету.

Алтарь Мира постепенно разрушался и в конце концов был утрачен. Только в начале 1580-х годов, при строительстве дворца Фьяно, нашлись несколько рельефных плит из него. Находки отправили в музеи Ватикана, Флоренции и Парижа. Воссоздать облик монумента полностью тогда не представлялось возможным: древние мраморные блоки, пробитые деревянными сваями, оказались погружены в фунтовые воды. И лишь в 1930-е, когда Бенито Муссолини, готовя празднование 2000-летия со дня рождения Октавиана Августа, выделил на реконструкцию Алтаря Мира значительные средства, руководивший раскопками Джисфре до Моретти нашел способ извлечь плиты: под фундамент дворца подвели бетонные сваи, опушенные на глубину до 15 метров. Следующей задачей стала реконструкция фриза, самой интересной части алтаря, на котором сохранились рельефные изображения почти ста человеческих фигур! В Музее терм началась долин и кропотливая работа. Только 23 сентября 1938 года монумент был тopжественно открыт.

Персонажи на фризе легко узнаваемы. Вот Август готовится принести жертву. По обе стороны от него — жрецы Юпитера. Рядом — римлянин в ранге консуда, окруженный почетной стражей. Считается, что это Друз, при котором завершилось строительство Алтаря, а стоящая рядом женщина с ребенком — его жена Антония, дочь Марка Антония и сестры Августа, Октавии. На южной стороне Алтаря привлекает внимание фигура человека в одеянии великого понтифика. Это выдающийся полководец Марк Випсаний Агриппа. Фигуры справа от него — мальчик лет семи и две женщины — вызывают споры. Одни считают, что это юный Гай, сын Агриппы и дочери Августа Юлии, изображенной рядом, а женщина за ним — императрица Ливия. Другие связывают эту часть рельефа с историей нашей страны, а именно с Боспорским царством, некогда существовавшим на берегах Керченского пролива. На его трон Агриппе удалось посадить римского ставленника Полемона.

Женщина с царской диадемой, положившая руку ему на голову, по мысли Роуза, и есть правительница Боспора Динамия, внучка заклятого врага римлян понтийского паря Митридата VI Евпатора. Подробных сведений о ее жизни не сохранилось, но она вполне могла оказаться в Риме в качестве знатной пленницы. Свидетелями церемонии жертвоприношения являются изображенные на одной из торцовых сторон монумента Мир, богиня Рома, восседающая на груде трофейного оружия, и Эней, легендарный троянский герой, отец основателя рода Юлиев, к которому принадлежал сам Август. Рядом — Ромул и Рем со вскормившей их волчицей и пастухом-воспитателем. Идея, во имя которой был построен Алтарь Мира, в аллегорической форме воплощена на его противоположной стене. Здесь мы видим воспетую в «Георгиках» Вергилия богиню земли и плодородия Теллус. Это своеобразный символ благоденствия: на коленях у нее играют пухлые обнаженные младенцы, а у ног лежат тучные корова и овца. По обе стороны от богини — две женщины в развевающихся на ветру плащах, одна — на лебеде, другая — на дельфине. Они олицетворяют воздух и море -стихии, дарующие Италии процветание.

Эта сцена является достаточно прозрачным намеком на блага, которые принес римским гражданам Август. Впрочем, восхищение Римской империи выражено и более откровенно. Надпись на фризе гласит: «Бог, сын бога, спаситель! и благодетель, всей земли и в его моря правитель»… Сегодня эти слова кажутся нам грубой лестью. Но нельзя не признать, что Август мог справедливо гордиться тем, что принял город «кирпичным, а оставляет мраморным»… Стеклянный колпак, сооруженный в XX веке для защиты памятника от непогоды и беспощадного времени, постепенно перестал выполнять свою задачу. Когда встал вопрос о его реконструкции, знаменитый американский архитектор Ричард Мейер предложил возвести над Алтарем Мира параллелепипед из зеркального стекла. Этот проект можно было бы считать безукоризненным, если бы не одна крайне существенная деталь: в историческом центре Рима до сих пор не было ни единого современного здания! Споры, начавшиеся немедленно после обнародования проекта Мейера, были долгими и бурными. Но проект был воплощен.

Readers Comments (1)

  1. Век живи — век учись

    Ответить

Leave a comment

Your email address will not be published.


*